Подождите, идет загрузка...
    Лазурный берег FAQFAQ    ПоискПоиск    ПользователиПользователи    ГруппыГруппы   
Всё о Ницце подробно Экскурсии по городам Лазурного берега Трансфер из аэропорта Ниццы в любой город Лазурного берега Вертолётный трансфер по Лазурному берегу Аренда яхты класса Люкс Аренда автомобилей в Ницце, Каннах, Монако, Куршевеле
  Профиль    Проверить ЛС   Вход   
Екатерина Д'Антес, баронесса Геккерн (Гончарова)

1, 2, 3, 4, 5     Следующая    

 
   Список форумов «Лазурный берег» -> Мужчина и Женщина
 

Nata
Ответить с цитатой     

<b>V.I.Р</b>
V.I.Р

Стаж: 10 лет 6 мес. 15 дней
Сообщения: 89316
Благодарности:
Вам 2049
От Вас 2817

Откуда вы: Москва
Ссылка на данное сообщение  Добавлено: Вс, 31 Окт, 2010. 17:57     Екатерина Д'Антес, баронесса Геккерн (Гончарова)
 
Уже давно я обещала девочкам, и в частности Маше, рассказать о судьбе Екатерины Николаевны Д'Антес, баронессы Геккерн (Гончаровой) сестры Натальи Гончаровой и жены убийцы Пушкина, Д'Антеса.

С того момента, как я увидела на фотографии неприметный надгробный памятник в Эльзасском Сульце, мне захотелось, как можно больше узнать о такой странно переплетенной судьбе молодой женщины, чью могилу пришлось бы долго искать, т.к. надписи на двух десятках одинаковых могильных плит почти стерлись. На одной из них можно разобрать имя "Катерина", и буквы выстроились в надгробную надпись: "Здесь покоится Катерина Гончарова, баронесса Геккерен, родившаяся в Москве, умершая в Сульце 20 октября 1843 года в возрасте 32 лет". Известно, что Екатерина Николаевна скончалась, когда ей было 34 года, то есть здесь либо допущена была ошибка, либо она скрывала свой возраст, будучи старше своего супруга на три года.



Надгробный камень на могиле Екатерины Николаевны в городе Сульц (Эльзас, Франция)

Все документы, которые мне удалось найти и прочитать в Интернете, я нашла достаточно быстро и прочитала почти залпом. Но, что бы написать об этой трагической невероятной истории, нужно было иметь соответствующее настроение. И, вот, сегодня оно как раз у меня такое. Более того, почему-то именно сегодня эта история не выходит у меня из головы, и так или иначе не даёт мне покоя. Такое ощущение, что пока я не напишу о ней, как обещала, она меня не отпустит и я не успокоюсь. Признаюсь, иногда я бываю очень странной.


Екатерина Николаевна Геккерн-Д'Антес стала знаменитой волею судьбы, которую точнее надо бы назвать роком. Ей пришлось после замужества носить на себе незавидное клеймо "жены убийцы", ее не принимали в свете, она оказалась в чужой стране, вдали от родных, которые почти отказались от нее!
И все потому, что растворила себя во всепоглощающем чувстве, которое затмило для нее все остальное!
Редкие весточки от брата Дмитрия или от матери, из России, были скупы и строги, она тщетно выискивала в них хотя бы искру той прежней теплоты таких, казалось, недавних, а на самом деле - далеких времен, которые она про себя называла "Пушкинскими".

Потом родные и вовсе перестали ей писать, она узнавала о них все новости через третьих лиц... В каком неверном виде эти новости доходили до нее, можно только представить...
Писем от сестер, с которыми в детстве и юности делила многие беды и радости, не получала вовсе.
Но считала это закономерным. Наказанием за свою неумеренную страсть к мужу, которого не переставала любить и сейчас, после почти 5 лет супружеской жизни и рождения трех дочерей.

Ждала четвертого ребенка, переносила все тяжело, горячо молилась о том, чтобы родился долгожданный сын! Как просила Катерина, чтобы этот ребенок появился на свет! Как ходила босиком — осенью, на девятом месяце беременности — за пять километров от замка в католическую церковь, тяжело опускалась на колени, на холодный каменный пол. Перебирала жемчужные четки. Молилась горячо, со слезами! Ей так не хотелось огорчать любимого мужа. чтобы вымолить у божьей матери его рождение. Она с болью вспоминала его сдержанные поздравления на другой день после рождения третьей дочери. Ему тогда с трудом удалось скрыть недовольство под маской холодной вежливости. Свекор, барон Геккерн, кажется, обрадовался рождению ребенка больше, чем отец...

Она шла по узенькой тропинке из едкого лютика, что растет в Эльзасе вволю. В чужой храм. Вспоминая про себя православные молитвы.
И полузабытые лица своих сестер.
Три юные девочки Гончаровы, Коко, Азинька и Таша, танцующие на первых балах у Йогеля. Три тонкие барышни-парки, что пряли на Каменном острове осенью 1836-го судьбу русской литературы. Три девицы под окном. Три — роковое для Пушкина число.
Старшая, Катя, с детства читавшая и понимавшая стихи своего зятя. Некрасивая Катя, бесприданница, влюбленная в блестящего французского гвардейца и не смевшая надеяться на его взаимность. Как смешно и нелепо пыталась она столкнуть Дантеса и Натали, чтобы хоть издали полюбоваться его влюбленным взглядом. Обращенным к другой.

Новобрачная Катрин Дантес, единственная из Гончаровых, кто возможно знал о назначенной дуэли. Но, связанная обетом молчания, она так и не предупредила о ней свою красавицу сестру.

Как ждала она потом, в добровольной эмиграции, писем с родины от Натальи Николаевны. А та ей ни разу не написала.

А когда-то все было не так. Давно ли перечитывала она письмо, которое написал ей Жорж, еще будучи влюбленным:
"Позвольте мне верить, что Bы счастливы, потому что я так счастлив сегодня утром. Я не мог говорить с Вами, а сердце мое было полно нежности и ласки к Вам, так как я люблю Вас, милая Катенька, и хочу Вам повторять об этом с той искренностью, которая свойственна моему характеру и которую Bы всегда во мне встретите".

Она перечитывала его сотни раз, стоя у окна своей комнаты и убеждая саму себя в том, что, может быть все кошмары кончились и теперь она наконец-то станет его невестой и все уладится... Тогда еще никто не знал об их тайне.
Впрочем, о чем-то догадывались и сестра, и Александрина, и проницательный Пушкин, но ей не было тогда до этого дела. Она была эгоистически счастлива своей страстью и взаимным, как ей казалось, чувством Дантеса. А другие... Какая ей разница, что подумают другие! Она не боялась ни осуждений, ни презрения. Впрочем, может быть потому, что тогда она еще не выпила эту горькую чашу до конца

Своих немногих знакомых, а родных - особенно, она старалась потом всегда успокоить видимым безразличием к тому, что их с Жоржем принимают не везде, и не все из бывших ее русских соотечественников могут скрыть гримасу отвращения, случайно узнав чья она супруга. Так, она писала из Вены брату Дмитрию (в гончаровском архиве сохранилось всего два ее письма из австрийской столицы, где они провели зиму благодаря приглашению свекра, снова, после долгой опалы, получившего дипломатическое назначение)
:

"Я веду здесь жизнь очень тихую и вздыхаю по своей Эльзасской долине, куда рассчитываю вернуться весной. Я совсем не бываю в свете, муж и я находим это скучным, здесь у нас есть маленький круг приятных знакомых, и этого нам достаточно. Иногда я хожу в театр, в оперу, она здесь неплохая, у нас там абонирована ложа..."
И еще, другие письма (26 апреля1841 года): "Иногда я мысленно переношусь к Вам, и мне совсем нетрудно представить, как Вы проводите время, я думаю, в Заводе изменились только его обитатели... Уверяю тебя, дорогой друг, все это меня очень интересует, может быть больше, чем ты думаешь, я по-прежнему очень люблю Завод".
"Я в особенности хочу, чтобы ты (письмо обращено к брату Дмитрию Гончарову) был глубоко уверен, что все то, что мне приходит из России, всегда мне чрезвычайно дорого, и что я берегу к ней и ко всем Вам самую большую любовь!"


Даже лошадь - свадебный подарок графа Строганова, присланный с Полотняного Завода, она назвала Калугой.

Мадам Д'Антес, так же, как и все ее сестры, с раннего детства умела управлять лошадьми и была отличной наездницей. Вот только, став баронессой, вынуждена была оставить вскоре по утрам верховые прогулки: рождение одного за другим четверых детей, хлопоты связанные с этим, прочие обязанности хозяйки обширного поместья почти не оставляли времени.

Из-за изоляции, в которой она жила, о ней осталось очень мало воспоминаний и прямых свидетельств. В Петербургском высшем свете ее считали заурядной, не стоящей внимания особой. Блистательная графиня Фикельмон, когда они впервые посетили ее знаменитый салон, представила их с Александрой Николаевной всем гостям, как "сестер мадам Пушкиной". Задело ли это гордую и ранимую Екатерину Николаевну, неизвестно, она предпочла промолчать.

Может быть, Екатерина Николаевна вышла бы замуж и раньше - были партии, и не раз. Серьезно сватался Хлюстин, один из близких соседей, калужский помещик. Но вечные вопросы приданного - оно было более чем скромным...

Екатерина засиживалась допоздна в комнате у камина с книгой в руках. И уже, казалось бы, ни о чем не осмеливалась мечтать. Всю страстность, порывистость натуры, все свои желания она спрятала под покровом тихого внимания, ровной любезности, незначительных улыбок, полушутливой, ничего не обещающей болтовни.

Так было пока она не встретила Д'Антеса. Высокий, белокурый красавец был любимцем женщин, а по слухам, и самой государыни Александры Федоровны. Потому-то и попал так быстро иностранец в элитные русские войска - гвардию, куда обычно принимали русских потомственных дворян! Гвардия сперва роптала, но позже приняла Д'Aнтеса, как своего. Он блистал остроумной болтовней в салонах, умел понравиться там, где нужно. Его запросто принимали не только у полкового командира Полетики, но и в салоне Карамзиных, Вяземских, Мещерских, где он сумел стать заметным и почти что своим. Много в нем было позерства, показной храбрости, но много и того, что ценилось в обществе и особенно среди офицеров-гвардейцев: он неплохо фехтовал, отлично сидел в седле, владел оружием... Россия надолго запомнила как стрелял гвардеец Д'Aнтес...

Когда Екатерина Николаевна увидела красавца-француза на одном из балов, сердце ее было покорено сразу.

Жорж-Шарль Д'Антес, барон Геккерн, появившись в аристократическом обществе Петербурга, одерживает над легкомысленными головками и сердцами северных красавиц ряд побед. И устремляется к самой неприступной из них - "крепости Карс", как полушутливо говорил когда-то Пушкин (еще в годы жениховства) - Наталии Николаевне Пушкиной.

Многим он кажется совершенно потерявшим голову от любви. Но замечают также и взгляды, которые бросает на барона старшая сестра, Екатерина. Она старается быть всюду там, где появляется Д'Антес. Или это Д'Антес старается быть всюду там, где бывают "поэтическая" мадам Пушкина и ее сестры.

Светское общество оживленно наблюдает за галантным, страстным романом. Многие заключают пари на то, когда же барону удастся сломить сопротивление "Мадонны-поэтши" (выражение П.А. Вяземского) и чем же закончатся страдания ее "несчастной сестры"... Екатерина, наблюдая за знаками внимания Д'Антеса к сестре, начинает невольно ревновать, чувство ее разгорается и она, презрев условности, решается на крайний шаг. Это о нем, крайнем шаге, осторожный, до кончиков ногтей светский, Андрей Карамзин скажет в частном письме: "из сводни превратилась в возлюбленную, а потом и в супругу..."

Впервые опубликовано несколько писем барона Жоржа Д'Антеса к Екатерине Николаевне. Они не наполнены страстной любовью, как можно было бы ожидать. Но забота и чувство нежности к человеку, вверившемуся ему безоглядно, там как будто бы есть. Незадолго до женитьбы этих двоих грешников-возлюбленных связывала уже такая тайна, которую не скроешь долго - ожидание ребенка.

Пушкин возмущен поведением Д'Антеса, его фривольными остротами и строго запрещает на одном из вечеров Екатерине Николаевне говорить с ним. Та, вспыхнув, подчиняется, сразу поняв в чем дело. Но ее страстная, всепрощающая, всепоглощающая любовь - сильнее. Она забывает о негодовании Пушкина, тайные свидания, записки продолжаются, она всюду ищет с бароном встречи, ссорится с сестрой, бросая ей гневные и ревнивые упреки и обвинения.

Первый дуэльный вызов Пушкина Д'Антесу, закончившился свадебным вечером и обрядом венчания в двух церквах - католической и православной.
А для Д'Антеса было вроде бы допустимо нарушать приличия. Он продолжал преследовать знаками внимания Наталью Николаевну.

Трудно догадаться, знала ли Екатерина Николаевна о дуэли. Надо полагать, знала. Но на какой-то миг ревность застелила ее глаза пеленой. Она, видимо, боялась, как бы не отняли у нее ее призрачное счастье, так дорого ей доставшееся... Не придала значения. Понадеялась на благородство мужа. Оно казалось ей высочайшим.
Как и многим бы показалось, да особенно влюбившимся впервые, поздно (ей было почти 30 к моменту официального предложения барона Геккерна) и безоглядно, как она!


Она часто запиралась в своей комнате, чтобы перебрать те немногие вещи, что смогла увезти с собой из России. Среди них был и золотой браслет с тремя треугольными корналинами и надписью по-французски "В память о вечной привязанности. Александра. Наталья". Она любила этот браслет. Старалась чаще носить его. Это было свадебным подарком сестер. Знала бы она, что Наталья Николаевна велела у себя в доме выбросить все украшения с корналином, даже наперсток! Но ей, увы, не дано будет это знать.

Как не дано будет знать и судьбу одной из своих дочерей, Леонии-Шарлотты, которую все считали полупомешанной. Она единственная из всех детей говорила по-русски, читала русские книги, до обожествления любила Пушкина и его поэзию, не смотря на то, что девочке было всего три года, когда умерла её мать.

Она одна посмела долгие годы спустя бросить в лицо отцу обвинение в убийстве знаменитого поэта! Обладала она и немалыми способностями к высшей математике, дома самостоятельно прошла курс Политехнического института. Умерла она рано, в двадцать с небольшим лет. Страстную натуру, способность увлекаться, любить, гореть, она, видимо, унаследовала от матери. Как и способности к точным наукам...

Луи-Жозеф Геккерн-Д'Антеса – сын Екатерины Николаевны и Д'Антеса сказал следующее:


"Пушкин! Как это имя связано с нашим! Знаете ли, что у меня была сестра,— она давно покойница, умерла душевно-больной. Эта девушка была до мозга и костей русской. Здесь, в Париже, живя во французской семье, во французской обстановке, почти не зная русских, она изучила русский язык, говорила и писала по-русски получше многих русских. Она обожала Россию и больше всего на свете Пушкина".

Дочь сенатора Второй империи, перед которой были открыты двери самых аристократических салонов Парижа, не интересовалась светской жизнью. Она самостоятельно прошла на дому курс Политехнической школы, и "по словам своих профессоров, была первой…". В одной из ссор с отцом, Леония бросила ему в лицо обвинение в убийстве Пушкина.

Екатерина Николаевна Гончарова, баронесса Д'Aнтес, умерла 15 октября 1843 года вскоре после рождения долгожданного сына от родильной горячки. Похоронена в г. Сульце (Франция). На могиле - крест, обвитый четками. Напоминает ее любимое украшение. Есть предание, что умирая, она шептала слова, написанные в 1837 году мужу, уже уехавшему за границу: "Единственную вещь, которую я хочу, чтобы ты знал ее, в чем ты уже вполне уверен, это то, что тебя крепко, крепко люблю, и что одном тебе все мое счастье, только в тебе, тебе одном!" (Сохранена подлинная орфография)

P.S. Ее страдающая, истерзанная душа могла утешиться с небесной высоты тем, что барон, овдовев в расцвете жизненных сил (в 32 года), будучи заметной персоной в обществе - он был избран в сенаторы, пользовался большим уважением в округе - так никогда больше и не женился. А ведь больше чем на полвека Дантес пережил свою венчанную жену, Екатерину Гончарову, скончавшуюся от родовой горячки в возрасте 34 лет, на следующий день после рождения младшего сына Жоржа. Единственного из четырех ее детей с Дантесом, чьи потомки дожили до сегодняшнего дня. Роды были очень сложными, и скорее всего вопрос стоял о спасении либо матери либо ребёнка, и Катерина выбрала жизнь ребёнка, ценою своей жизни, как мать, как любящая женщина, так мечтающая сделать подарок своему мужу – подарив ему сына.


"Пусто, холодно, зябко у этой могилы. “Он совсем не любил ее?” — спрашиваю я у барона Лотера. Дантес сразу понимает, о чем я. Кто этот он. И кто она.

— Почему нет? Есть святая любовь, безумная, которая случается один раз в жизни. По крайней мере у нас, Дантесов. Так мой прапрадед любил Натали. А есть любовь-дружба, любовь — уважение к матери своих детей. В день рождения старшей дочери Матильды Жорж приказал посадить огромный дуб у балкона их общей спальни с Катрин. Он цветет до сих пор. И потом, после смерти жены, у Дантеса было много любовниц. Но ни одну из них он так и не назвал баронессой. А это что-то да значит!" (С)





А у меня уже очень долгое время не выходит из головы босая беременной женщине идущая по замёрзшей осенней дорожке из едких лютиков. И о прощении, которое Катерина так и не вымолила у Бога. Что же тогда получается … значит я не права, да? .. Я всегда считала, что какие бы ошибки мы не совершили, но, если ты искренне ото всего сердца раскаиваешься и просишь о прощении, разве нельзя простить?.. Совсем, совсем нельзя? ..
 

Я не могу быть второй... И даже первой... Я могу быть только единственной.

Поблагодарили(3): Maria-Ky, Vadim, Inga
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  Оценка сообщения: Замечательно!    

Maria-Ky
Ответить с цитатой     

<b>V.I.P.</b>
V.I.P.

Стаж: 10 лет 11 мес. 2 дня
Сообщения: 7278
Благодарности:
Вам 430
От Вас 248

Откуда вы: Москва
Ссылка на данное сообщение  Добавлено: Вт, 09 Ноя, 2010. 18:54    
 
Удивительная любовь! И какая печальная судьба.
А может быть, счастливая? Ведь она же любила и была любимой. Возможно, ей все простилось не на земле, а там...
Кто знает?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  Оценить сообщение    

Nata
Ответить с цитатой     

<b>V.I.Р</b>
V.I.Р

Стаж: 10 лет 6 мес. 15 дней
Сообщения: 89316
Благодарности:
Вам 2049
От Вас 2817

Откуда вы: Москва
Ссылка на данное сообщение  Добавлено: Ср, 10 Ноя, 2010. 04:58    
 
Машунь, спасибо тебе большое!
 

Я не могу быть второй... И даже первой... Я могу быть только единственной.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  Оценить сообщение    

Vadim
Ответить с цитатой     

Главный хомяк

Стаж: 12 лет 8 мес. 26 дней
Сообщения: 38673
Благодарности:
Вам 2786
От Вас 1841

Откуда вы: Ницца
Ссылка на данное сообщение  Добавлено: Ср, 10 Ноя, 2010. 11:32    
 
Nata :
А у меня уже очень долгое время не выходит из головы босая беременной женщине идущая по замёрзшей осенней дорожке из едких лютиков. И о прощении, которое Катерина так и не вымолила у Бога. Что же тогда получается … значит я не права, да? .. Я всегда считала, что какие бы ошибки мы не совершили, но, если ты искренне ото всего сердца раскаиваешься и просишь о прощении, разве нельзя простить?.. Совсем, совсем нельзя? ..

Что мы знаем о божьем прощении, кроме того, что оно существует?
Может быть того прошения прощения было мало, а может быть рождение дочери никак не связано с прощением.
Просить прощения - одно, но ставить пусть не прямые, но условия Богу (если простил, то давай сына) - это другое.
Почему ты считаешь, что если Бог простил ЕЁ, то непременно должен был подарить ЕМУ, мерзавцу Дантесу, сына?
 

Пусть все течет само собой,
А там увидим, что случится.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  Оценить сообщение    

Nata
Ответить с цитатой     

<b>V.I.Р</b>
V.I.Р

Стаж: 10 лет 6 мес. 15 дней
Сообщения: 89316
Благодарности:
Вам 2049
От Вас 2817

Откуда вы: Москва
Ссылка на данное сообщение  Добавлено: Ср, 10 Ноя, 2010. 12:00    
 
Vadim :
Просить прощения - одно, но ставить пусть не прямые, но условия Богу (если простил, то давай сына) - это другое.

Почему ты решил, что Она так считала?
Vadim :
Почему ты считаешь, что если Бог простил ЕЁ, то непременно должен был подарить ЕМУ, мерзавцу Дантесу, сына?

Почему ты решил, что я так считаю?

Ведь сына-то она "мерзавцу Дантесу" родила, но умерла в послеродовой горячке. Она не видела, как растут её дети, они очень рано остались без матери - разве это не наказание? И даже вопреки этому, каким-то, на мой взгляд" не объяснимым чудом, их младшая дочь впитала любовь к русскому языку и русской культуре, живя во французской среде.
 

Я не могу быть второй... И даже первой... Я могу быть только единственной.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  Оценить сообщение    

Maria-Ky
Ответить с цитатой     

<b>V.I.P.</b>
V.I.P.

Стаж: 10 лет 11 мес. 2 дня
Сообщения: 7278
Благодарности:
Вам 430
От Вас 248

Откуда вы: Москва
Ссылка на данное сообщение  Добавлено: Ср, 10 Ноя, 2010. 13:05    
 
Vadim :
Почему ты считаешь, что если Бог простил ЕЁ, то непременно должен был подарить ЕМУ, мерзавцу Дантесу, сына?


А почему он мерзавец-то? Потому что Пушкина убил?
Так ведь и Пушкин мог его убить запросто - дуэль это ведь отчасти лотерея, рука дрогнуть может и у опытного стрелка.
Так что сколько Пушкину было отмерено Богом, столько он и прожил. А уж кто послужил орудием в Его руке - Дантес или кирпич с крыши - это уже не важно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  Оценить сообщение    

Vadim
Ответить с цитатой     

Главный хомяк

Стаж: 12 лет 8 мес. 26 дней
Сообщения: 38673
Благодарности:
Вам 2786
От Вас 1841

Откуда вы: Ницца
Ссылка на данное сообщение  Добавлено: Ср, 10 Ноя, 2010. 18:32    
 
Nata :
Почему ты решил, что Она так считала?

Не она - ты. Ты же считала её не прощённой.
Nata :
Почему ты решил, что я так считаю?

Потому что если ты говоришь о том, что она горько раскаивалась, то я увидел, что она пала на колени только перед Богом. Или ты говорила о прощении со стороны родственников?
Если так, то во первых я не видел её глубочайшего раскаяния за то, за что её презирали, а во вторых, раскаиваясь, человек должен прекратиться то, в чём он раскаялся - то есть жить и любить убийцу Пушкина.
Maria-Ky :
А почему он мерзавец-то? Потому что Пушкина убил?

Так ведь и Пушкин мог его убить запросто - дуэль это ведь отчасти лотерея, рука дрогнуть может и у опытного стрелка.


Маша, ты меня удивляешь! Во первых, Дантес был гвардейцем (это по нашему спецназ) и шансов у Пушкина было минимум.
А во-вторых и в главных, дуэль - это не обязательное состязание в олимпийских играх. Дуэль - это вызов мерзавцу, который довёл до этого.
Первая дуэль у них к счастью рассосалась, но вместо того, что бы остепениться, сделать выводы, и оставить свою дерзость, мерзавец продолжал ухаживать за женой Пушкина, доведя до беды.
И в третьих - если Пушкин вызвал его на дуэль, то он таки считал его мерзавцем даже рискуя собственной жизнью. А если так считал сам Пушкин, то я тоже так же считаю.
Maria-Ky :
. А уж кто послужил орудием в Его руке - Дантес или кирпич с крыши - это уже не важно.

А поступки мерзавца от этого не перестают быть поступками мерзавца.
 

Пусть все течет само собой,
А там увидим, что случится.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  Оценить сообщение    

Vadim
Ответить с цитатой     

Главный хомяк

Стаж: 12 лет 8 мес. 26 дней
Сообщения: 38673
Благодарности:
Вам 2786
От Вас 1841

Откуда вы: Ницца
Ссылка на данное сообщение  Добавлено: Ср, 10 Ноя, 2010. 18:33    
 
Vadim :
Nata :
Почему ты решил, что Она так считала?

Не она - ты. Ты же считала её не прощённой.
Nata :
Почему ты решил, что я так считаю?

Потому что если ты говоришь о том, что она горько раскаивалась, то я увидел, что она пала на колени только перед Богом. Или ты говорила о прощении со стороны родственников?
Если так, то во первых я не видел её глубочайшего раскаяния в том, за что её презирали, а во вторых, раскаиваясь, человек должен прекратиться то, в чём он раскаялся - то есть жить и любить убийцу Пушкина.
Maria-Ky :
А почему он мерзавец-то? Потому что Пушкина убил?

Так ведь и Пушкин мог его убить запросто - дуэль это ведь отчасти лотерея, рука дрогнуть может и у опытного стрелка.


Маша, ты меня удивляешь! Во первых, Дантес был гвардейцем (это по нашему спецназ) и шансов у Пушкина было минимум.
А во-вторых и в главных, дуэль - это не обязательное состязание в олимпийских играх. Дуэль - это вызов мерзавцу, который довёл до этого.
Первая дуэль у них к счастью рассосалась, но вместо того, что бы остепениться, сделать выводы, и оставить свою дерзость, мерзавец продолжал ухаживать за женой Пушкина, доведя до беды.
И в третьих - если Пушкин вызвал его на дуэль, то он таки считал его мерзавцем даже рискуя собственной жизнью. А если так считал сам Пушкин, то я тоже так же считаю.
Maria-Ky :
. А уж кто послужил орудием в Его руке - Дантес или кирпич с крыши - это уже не важно.

А поступки мерзавца от этого не перестают быть поступками мерзавца.
 

Пусть все течет само собой,
А там увидим, что случится.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  Оценить сообщение    

Maria-Ky
Ответить с цитатой     

<b>V.I.P.</b>
V.I.P.

Стаж: 10 лет 11 мес. 2 дня
Сообщения: 7278
Благодарности:
Вам 430
От Вас 248

Откуда вы: Москва
Ссылка на данное сообщение  Добавлено: Ср, 10 Ноя, 2010. 19:25    
 
Знаешь, у меня неодозначное отношение к Пушкину. Не как к поэту – он несомненный гений и величайший русский поэт. А как к человеку.

Получается, что если Дантес влюбился в жену Пушкина и ухаживал за ней, невзирая ни на что – он подлец. А когда Пушкин влюблялся в замужних дам и откровенно за ними ухаживал – это в порядке вещей, он ведь поэт! Ему нужно вдохновляться!

А мужья этих красавиц были выставлены на всеобщее посмешище в свете, а некоторым, например супругу А.П.Керн, Пушкин вообще рога наставил! Это как – нормально? Или все-таки двойная мораль – гению можно больше других!

Зато и сам Александр Сергеевич почувствовал на своей шкуре каково это – иметь красавицу жену, в которую влюбляются мужчины! И каково это – когда твое имя склоняют светские сплетники.

Так что хороши оба!
А что Дантес стрелял лучше не значит, что он был заведомым убийцей. Я уже забыла, кто по жребию стрелял первым, но ведь и Пушкин мог его убить.

Вот такие мои мысли по этому поводу.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  Оценить сообщение    

Nata
Ответить с цитатой     

<b>V.I.Р</b>
V.I.Р

Стаж: 10 лет 6 мес. 15 дней
Сообщения: 89316
Благодарности:
Вам 2049
От Вас 2817

Откуда вы: Москва
Ссылка на данное сообщение  Добавлено: Ср, 10 Ноя, 2010. 22:06    
 
Вадим, ты так увлёкся, что повторяешься! Twisted Evil Гига улыбка
Vadim :
Потому что если ты говоришь о том, что она горько раскаивалась, то я увидел, что она пала на колени только перед Богом.

Я спросила тебя именно в контексте и той цитате, которую я выделила, задавая тебе вопрос. Улыбаеться Я считаю, что Бог её не простил не потому, что "
Vadim :
то непременно должен был подарить ЕМУ, мерзавцу Дантесу, сына?

а потому, что Он забрал её, не дав насладиться материнством, и лишил детей матери. Хотя, с другой стороны ... возможно, Он и простил её, раз забрав мать, он подарил жизнь ребёнку. Наверное, действительно, что бы что-то дать, нужно что-то забрать, чтобы в природе был баланс так сказать. В сомнении
Vadim :
Если так, то во первых я не видел её глубочайшего раскаяния за то, за что её презирали, а во вторых, раскаиваясь, человек должен прекратиться то, в чём он раскаялся - то есть жить и любить убийцу Пушкина.

Знаешь ... когда Екатерина полюбила Д'Антеса, он ведь не был убийцей, он был блестящим молодым человеком, которого принимали лучшие дома. А она ... она просто любила, может быть слепо, может быть одержимо, но любила, как могла и как умела, как может любить женщина мужчину. И на мой взгляд, она любила своего Д'Антеса гораздо сильнее и самоотверженнее, чем любила Наталья своего Пушкина.
Vadim :
Маша, ты меня удивляешь! Во первых, Дантес был гвардейцем (это по нашему спецназ) и шансов у Пушкина было минимум.
А во-вторых и в главных, дуэль - это не обязательное состязание в олимпийских играх. Дуэль - это вызов мерзавцу, который довёл до этого.

А меня Маша не удивляет! Подмигивает
Maria-Ky :
Так что сколько Пушкину было отмерено Богом, столько он и прожил.

На мой взгляд здесь очень много правды! Можно, как угодно относиться к предсказанию гадалки (а Пушкин очень верил), но ведь и при венчании Пушкина и Натальи произошёл целый ряд примет: во время обряда венчания Пушкин нечаянно задел за аналой, с которого упали крест и Евангелие. При обмене кольцами одно из них тоже упало, и вдобавок погасла свеча. А ведь хорош известно, что великий русский поэт придавал очень большое значение всяческого рода приметам и "знакам судьбы".
Поэтому, думаю, Машуня здесь права, он, как бабочка летел на свет уже уготованной для него судьбы. Поэтому, в данном случае, к Д'Антесу, возможно, можно относиться, как к "персту судьбы". Пардон
Maria-Ky :
А когда Пушкин влюблялся в замужних дам и откровенно за ними ухаживал – это в порядке вещей, он ведь поэт! Ему нужно вдохновляться!

Знаешь, Машунь, отношение к великим никогда не было таким же, как и к "простым смертным", ведь даже когда Александру ІІ доложили об очередном скандальном романе великого Чайковского с с сыном одного из великий князей, он ответил: "Дело замять. Подданных у меня много, а Чайковский — один". В сомнении В сомнении
 

Я не могу быть второй... И даже первой... Я могу быть только единственной.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  Оценить сообщение    
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов «Лазурный берег» -> Мужчина и Женщина
1, 2, 3, 4, 5     Следующая    
Страница 1 из 5

Опции просмотра
Показать сообщения:   
Ваши права в разделе:
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы

 
Перейти:  





Vadim. nice-gorod.com 2007